• Администрация

ГЛОБАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ПАНДЕМИИ:ЗНАНИЕ ПРОТИВ ДОМЫСЛОВ

Интервью д.ф.н., профессора ФГП МГУ А.Н. Чумакова для интернет-портала

https://www.globalistika.ru/

06 июня 2020



– Александр Николаевич, сегодня под влиянием коронавируса активизировались разговоры о «завершении» глобализации, и даже появился новый термин «деглобализация». Что Вы думаете по этому поводу и как прокомментируете подобные высказывания?


– Вы затронули действительно актуальную и непростую тему. Достаточно войти в Интернет, чтобы убедиться – терминология такого рода получает все более широкое распространение в расхожих домыслах о «закате», «конце», «остановке», «смерти» глобализации, а то и вовсе об «антиглобализации». Вот только некоторые заголовки из этого ряда: «Убил ли коронавирус глобализацию?», "Глобализация умерла от коронавируса", «Остановит ли коронавирус глобализацию?», «Конец глобализации: как коронавирус изменит мировую экономику», «Может ли после коронавируса начаться антиглобализация?» и т.д. и т.п.

Природа таких суждений вполне очевидна. Она заключается в том, что авторы подобных разышлизмов легко и непринужденно судят о глобализации, не утруждая себя знакомством со специальной литературой по глобалистике и серьезным погружением в суть данного явления. В итоге их суждения о глобализации имеют, в лучшем случае, поверхностный, фрагментарный характер, поскольку внимание при таком подходе изначально фокусируется на том, что в первую очередь бросается в глаза, явно привлекает внимание и для необремененного специальными знаниями кажется вполне очевидным. Дело касается, как правило, противостояния и столкновения интересов в глобальном мире, тех или иных негативных последствий человеческой деятельности или, например, успехов одних и отсутствия результатов у других при том, что ответственность за все это возлагается на вольно трактуемую глобализацию. Но спросите этих «знатоков» современного мира как соотносятся хотя бы такие понятия как «глобализация» и «глобальные процессы», «глобальное» и «локальное» или «глобальные проблемы» и «глобализация», не говоря уже о роли, месте и значении объективных и субъективных факторов в мировом развитии, и все станет на свои места. Здесь-то и обнаружится конец, закат, предел их реальных познаний о глобализации как о закономерном естественноисторическом процессе становления планетарных структур, связей и отношений в различных сферах общественной жизни. Зато сразу открывается простор для субъективных мнений и домыслов о «деглобализации», «антиглобализации» и т.п., т.е. фактически о движении объективных и закономерных процессов вспять... А это уже «сапоги всмятку»! Как тут не вспомнить слова доктора Преображенского о «разрухе в головах»...?!


– А что Вы тогда скажете о всевозможных моделях глобализации, которые также довольно часто обсуждаются, в том числе, и серьезными учеными?


– Ответ на этот вопрос будет продолжением сказанного выше. Это верно, что не только в повседневных разговорах, но и в специальной литературе встречается немало высказываний о различных типах, моделях, проектах, вариантах глобализации. В этот же ряд можно поставить и рассуждения о якобы «управляемой», «направляемой», «инициируемой» кем-то глобализации, которую именуют то либеральной, то олигархической, то капиталистической... Но основа всех этих суждений всё та же – некритически позаимствованный или сугубо персональный взгляд на глобализацию «со своей колокольни», когда преувеличиваются, а то и вовсе абсолютизируются субъективные факторы глобальных процессов, тогда как их объективные предпосылки и естественноисторическая природа остаются без должного внимания. Но даже и признавая первичность объективных факторов по отношению к субъективным, нередко впадают в другую крайность, когда говорят о глобализации, например, только с экономической или политической точки зрения, игнорируя при этом другие сферы общественной жизни. В таком случае глобализация трактуется как волнообразный процесс. Она то усиливается, то затухает... Этим грешат, как правило, узкие специалисты, не выходящие за рамки своего предмета и профессионального кругозора. Касательно политиков, общественных деятелей, журналистов или «мнения народа» и того проще – они рассуждают на эти темы в меру своей компетентности «по долгу службы» или просто потому, что это актуально.

Ну, а то, что в такие разговоры вовлекаются, в том числе, и серьезные ученые, нет ничего удивительного. Монополии на обсуждение глобализации нет ни у кого. Важно только уточнить – они серьезные ученые в какой области? Так, например, если известный биолог в области экологии насекомых или крупный специалист по глобальным климатическим изменениям, а то и вовсе выдающийся физик-ядерщик, видный математик или авторитетный филолог станет всерьез обсуждать либеральную или еще какую-то там модель глобализации, то очень скоро встанет вопрос о его профессиональной принадлежности и уровне компетенции в области именно глобалистики. Причем в той её части, которая касается общественных отношений. Но тогда почему не послушать бы в этом контексте комментарий физика к суждениям, например, касательно либерального взаимодействия элементарных частиц, или узнать мнение климатолога о совершенствовании управления воздушными массами холодных северных ветров... Вполне очевидно, что «научная ценность» таких разговоров не стоит потраченного на них времени.

К сожалению, именно с таким непрофессионализмом мы и сталкиваемся сплошь и рядом, когда слышим или читаем о какой-то там модели или инициированной, управляемой кем-то глобализации. Не вижу надобности приводить здесь дополнительные доводы и доказательства несостоятельности такого рода суждений, поскольку на этот счет опубликовано множество моих работ вполне доступных и в открытой печати, и в интернете.


– Но остается вопрос - связана ли коронавирусная пандемия с глобализацией и, если да, как это выглядит?


– Вопрос вполне закономерный. И ответ на него однозначный. Конечно, связана! Но вот как – это требует пояснения. Начнем с того, что глобализация порождает, инициирует и обостряет различные проблемы такого же планетарного масштаба, которые именуются глобальными. Они называются так, поскольку соответствуют вполне определенным критериям глобальности и касаются различных сфер общественной жизни. Это позволяет классифицировать такие проблемы по группам, в одну из которых входит проблема здравоохранения. Так вот, коронавирус, будучи одной из множества болезней, которыми болеет человек, становится составной частью общей глобальной проблемы – здравоохранения, когда он обретает масштабы глобальной пандемии.

А вот теперь о пандемии. Она определяется как такое инфекционное заболевание, которое принимает массовый характер, поражая значительную часть всего населения страны или нескольких сопредельных государств, а иногда и многих стран мира. Пандемии – это постоянный спутник человечества. В мировой истории их можно насчитать не один десяток, и современный коронавирус – только одна из разновидностей такой пандемии. Об особенностях и обусловленности современной напасти глобализацией скажем немного позже, а теперь посмотрим на разновидности и динамику только некоторых из них, унесших многие тысячи и даже миллионы человеческих жизней.

Так, археологические раскопки дают основание говорить о случаях эпидемий уже в глубокой древности. В частности, примерно 5 тыс. лет тому назад загадочная болезнь выкосила целый регион в Китае, где на северо-востоке страны археологи обнаружили несколько мест, в которых сохранились дома, буквально набитые скелетами. Имеются также сведения о доисторической эпидемии, имевшей место около 3000 года до н.э. Более полную и достоверную информацию история сохранила о серии вспышек таких печально известных эпидемий как оспа, холера, чума, тиф, дифтерия, корь, грипп, СПИД.

Что касается, например, оспы и холеры, то они были известны докторам с древних времен как высокозаразные инфекции, смертность от которых достигала более 40%. Первые эпидемии оспы, согласно летописям, были зафиксированы в Азии в период с IV по VIII век, когда население Китая и Кореи уменьшились на четверть, а Японии – более чем на треть. В XVII-XVIII веках оспа свирепствовала в Европе и России, унося до 1,5 млн. человек в год. Но еще большие беды приносили масштабные, периодически повторяющиеся вспышки чумы (Афинская чума – V в. до н.э.; Чума Антонина – II в.; Юстинианова чума – VI в.; Черная смерть – XIV в.; пандемия чумы 1894 года, которая зародилась в Китае и Индии и распространялась затем в портовых городах).

Еще одна напасть такого же свойства – пандемии гриппа, которые также периодически преследуют человечество. Самая массовая и смертельная из них за всю историю мирового развития разразилась в 1918 г. Она получила известность как «испанка» (испанский грипп) и по современным оценкам унесла жизни от 70 до 100 миллионов человек. На то время это составляло около 5% населения земного шара; к тому же еще полмиллиарда человек было инфицировано. Вот как раз эта пандемия и стала первым случаем в истории человечества, когда проблема здравоохранения преодолела не только локальные, но и региональные границы и вышла на глобальный уровень.


– Выходит, что все предыдущие пандемии не были глобальными?


– Да, это именно так. Дело в том, что до эпохи фундаментальной глобализации, берущей своё начало на рубеже XIX-XX веков, проблемы здравоохранения в целом и всевозможные пандемии, в частности, не выходили за пределы локальных и региональных масштабов. Сдерживающими факторами распространения любых болезней, в том числе и инфекций, до конца XIX века были относительно незначительные контакты и небольшая скорость перемещения внушительных масс людей на дальние расстояния. Иными словами, умеренная миграция населения, а также пространственно ограниченные военные походы и баталии были важным фактором локализации эпидемий в рамках тех или иных локальных или региональных территорий.

Однако ситуация принципиально изменилась с наступлением фундаментальной глобализации, которая характеризуется тем, что именно базовые сферы общественной жизни – экономика и политика – в полной мере становятся глобальным явлением. Экономические связи, политические контакты и отношения к этому времени окончательно обрели мировые очертания и все возрастающую мобильность. Научно-технический прогресс, давший людям поезда, пароходы, а затем автомобили и самолеты неимоверно расширил возможности перемещения и непосредственного общения больших масс людей в масштабах планеты и в режиме реального времени. Первая мировая война и связанные с ней активные передвижения, равно как и военные столкновения многочисленных армий также способствовали быстрому распространению инфекции. В итоге все это позволило вирусу испанского гриппа распространиться с такой беспрецедентной скоростью, что только за первые 30 недель его существования во всем мире погибло более 35 миллионов человек. А в целом с 1918 по 1919 год испанка поразила около 550 млн. человек, что составило почти одну треть (29,5%) населения Земли того времени.

Таким образом, можно и нужно сказать, что именно с этого времени здравоохранение, как еще одна в общем-то никогда не терявшая свой актуальности, но до этого непременно территориально ограниченная проблема, добавилась в список глобальных проблем современности.


– Ну, а что относительно нынешней ситуации?


Вот теперь о коронавирусе-2019. Отметим при этом, что он пришелся уже на период моногоаспектной глобализации, начавшейся со второй половины XX века. Отличительной особенностью этого этапа формирования и развития глобальных структур, связей и отношений является тот факт, что теперь уже практически нет ни одной сферы общественной жизни, прямо или косвенно не вовлеченной в процессы глобализации. Отсюда и та чрезвычайная, просто шокирующая ситуация с коронавирусом, как и, на первый взгляд, достаточно жесткая, экстраординарная реакция на неё властей всех уровней во всем мире.


– Уточните, пожалуйста, особенности этой новой ситуации, поскольку, как уже было сказано, это не первая пандемия действительно глобального масштаба.


– Да, не первая, но существенно отличающаяся от испанки тем, что она протекает в существенно изменившихся обстоятельствах. Достаточно сказать, что за последние 100 лет, разделяющие эти два события, мировое население выросло с 1,85 до 7,75 млрд. человек, т.е. более чем в 4 раза! При этом железные и автомобильные дороги за это время буквально плотной паутиной покрыли практически всю сушу планеты; быстроходные корабли всевозможных типов и размеров бороздят теперь все реки, озера, моря и океаны. А на место первых военных аэропланов пришли современные гражданские воздушные лайнеры, за считанные часы перемещающие миллионы пассажиров в любую точку Земли. Можно и по-другому. Перенеситесь мысленно на сотню лет назад и представьте себе, что вы смотрите на нашу планету из иллюминатора космического корабля. Что вы там увидите? А теперь посмотрите на современные ночные фотографии нашей планеты из космоса. Она же выглядит буквально как новогодняя ёлка! Практически вся её суша, за исключением пустынь и горных массивов, покрыта яркими огнями. Добавьте к этому практически не существовавшие сто лет тому назад несметные полчища туристов и отдыхающих по всему миру, международные конференции, конгрессы, форумы, чемпионаты и иные спортивные мероприятия, выставки, ярмарки, гастроли и т.д. и т.п., и неимоверная скорость распространения коронавируса от Китая до Италии, США, России или Бразилии, равно как и беспрецедентная реакция на пандемию властей во всем мире становятся вполне объяснимыми. Разумеется, что на принятие столь радикальных и решительных мер повлияла и генетическая память о пережитой катастрофе столетней давности.


– Можем ли мы извлечь какие-то уроки из ситуации, в которой сегодня оказались?


– Не только можем, но и должны! Прежде всего, следует понимать и учитывать то обстоятельство, что мы живем в условиях многоаспектной глобализации, которую не можем ни отменить, ни перенаправить в какое бы то ни было рационально заданное русло. И то, что формы проявления и характер протекания глобальных процессов в обществе, например, в здравоохранении или природоохранной деятельности в определенной мере зависят от соответствующей политики и поведения людей, нисколько не отменяет того, что в дальнейшем человечество больше не столкнется с подобными испытаниями. Более того, не нужно быть пророком, чтобы понимать – это вопрос времени. Причем дело не сводится к тому, что очередная эпидемия возникнет обязательно естественным путем. Уже и теперь немало разговоров относительно «искусственной» природы современного коронавируса. И на то есть основания, поскольку не только в Ухане, но и во многих других аналогичных центрах мира действуют лаборатории, где проводятся, к тому же, зачастую засекреченные медицинские, биологические, химические и т.п. опыты. И кто поручится, что там не будет создано биологическое или химическое оружие, которое умышленно или непреднамеренно выйдет из-под контроля? Ну а разве угроза от множества других глобальных проблем, порожденных или обусловленных глобализацией, день ото дня становится меньше?! Таким образом, главный вывод, который следует сделать из современной ситуации, состоит в том, что и отдельным странам, и человечеству в целом нужно со всей серьезностью и со знанием дела воспринимать современный глобальный мир, адекватно оценивая при этом свои далеко небезграничные возможности изменять его по своему желанию и усмотрению.


– И каковы же прогнозы относительно дальнейшего развития глобальных процессов?


– Давайте еще раз отметим, что наш разговор касается не любых глобальных процессов вообще, каковых (с учетом гео- и биосферы) много, а тех, которые протекают в обществе. Так вот, касательно дальнейшего развития глобальных общественных процессов, – это будет зависеть от состояния самого общества. Иначе говоря, Великие географические открытия, давшие старт новой исторической эпохе – глобальных событий, связей и отношений – как раз и положили начало глобальным процессам в обществе, которые теперь в таком качестве все время будут сопутствовать человечеству, пока оно будет сохранять статус планетарного явления.


– А разве человечество может утратить такой статус?


К сожалению, может. Причем не только теоретически, но и практически. Уже в 80-е годы XX века зарубежными и отечественными учеными было убедительно доказано, что накопленных в мире ядерных зарядов вполне достаточно, чтобы полностью уничтожить все мировое сообщество. В частности, концепция «ядерной зимы» как раз и является такого рода предупреждением. К тому же нельзя сбрасывать со счетов и другие средства массового поражения, например, химическое или бактериологическое оружие. Но даже если в случае теоретически возможного апокалипсиса и сохранится разумная жизнь в локальных или региональных масштабах, глобальных общественных процессов, как это вполне очевидно, в таком случае уже не останется. А вот в литосфере, атмосфере, гидросфере и, возможно, в биосфере глобальные процессы, конечно же, будут продолжаться. Во всяком случае, до тех пор, пока будет существовать планета Земля.


– Но тогда какое влияние, по Вашему мнению, коронавирус окажет на глобализацию, т.е. насколько сильно изменится глобальный миропорядок после эпидемии?


– В буквальном смысле этого слова коронавирус на глобализацию никакого влияния не окажет уже хотя бы потому, что, если какие-то из глобальных проблем и не порождены глобальными процессами, то, во всяком случае, обусловлены ими. А пандемия коронавируса, как уже отмечалось выше, – это только одна из глобальных проблем человечества. Однако на глобальный мировой порядок эта пандемия, несомненно, повлияет. Мы уже и сейчас видим как растет социальное, экономическое и политическое напряжение в обществе. Причем не только в отдельных странах, но и в мировом масштабе в целом. Вполне очевидно, что закрытие национальных границ и практически полное прекращение международного транспортного сообщения на столь длительный срок, равно как и остановка многих производств, рост безработицы, значительное снижение жизненного уровня абсолютного большинства населения, ограничение гражданских прав и т.п. не останутся без серьезных последствий не только внутри отдельных государств, но и на международном уровне. Примером таких вполне заметных перемен, обусловленных коронавирусом, могут служить уже обозначившиеся в рамках Евросоюза разногласия, обиды и претензии отдельных стран касательно взаимодействия и взаимопомощи в преодолении пандемии. Такого же рода примером является и перерастание «торговой войны» между США и Китаем в комплекс более сложных противоречий, где пандемия, несомненно, играет роль катализатора. Во всяком случае, приглашение Соединенными Штатами Америки на предстоящий у них саммит G-7 практически всех соседних с Китаем стран без приглашения самого Китая, есть не что иное, как стремление США изменить глобальный миропорядок, формируя антикитайскую коалицию в борьбе за сферы влияния и более выгодные позиции в современном глобальном мире.

Можно назвать множество и других аспектов общественной жизни, на которые серьезно повлияли предпринятые карантинные меры и самоизоляция. Так, например, образование, проведение научных мероприятий или осмотр музейных экспонатов в онлайн формате и после преодоления пандемии, несомненно, будут активно использоваться, меняя, в том числе, конфигурацию международных связей и отношений. Вместе с тем, всю глубину и конкретные детали грядущих перемен абсолютно точно и беспристрастно покажет только время.


AKTUAL_NOE_INTERV_Yu_Chumakov_A_N_Dlya_s
Download • 98KB

Просмотров: 256

©2020 by Глобалистика.