ФИЛОСОФСКИЙ

ПОХОД В

ГРЕКИ

В августе 2003 г. в Стамбуле проходил ХХI Всемирный философский конгресс, куда российские философы прибыли на «Философском пароходе», организованном Российским философским обществом (РФО). Факт этот сам по себе для многих хорошо известный (см. «Вестник РФО», №№  3, 4 за 2003 г.), однако мало кто знает, что первоначальный замысел состоял в том, чтобы российские философы, не избалованные заграничными поездками, посетили и Грецию – священное место для каждого, кто всерьез занимается философией. Так и было бы при соответствующем понимании и поддержке… Но тогда не случилось, а идея осталась.

 


Прошло 2 года, и вот уже не пароход, но «философский автобус», о котором предварительно публиковалась информация в нашем журнале, сделал мечту реальностью для тридцати членов РФО из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Махачкалы, Казани, Омска, Набережных Челнов, Якутска и даже Китая. Выехав 13 августа 2005 г. из Москвы, мы проехали с остановками на ночлег в гостиницах Белоруссию, Украину, Румынию, Болгарию и, наконец, достигли Греции, где провели 9 незабываемых дней. Обратный путь лежал через Болгарию, Румынию, частично Молдавию и Украину. В итоге, участники «философского похода» увидели и сравнили (на уровне первых впечатлений, что имеет и свои плюсы) разные страны Восточной Европы, перешли 20 контрольно-пропускных пунктов на 10 границах, в режиме обзорных экскурсий познакомились со столицами упомянутых государств, где встретились и творчески пообщались со своими коллегами, сделали специальную остановку во Львове и, преодолев за 16 дней в общей сложности более 8 тыс. км., 28 августа вернулись в Москву. 

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

Я бывал до этой поездки в Белоруссии, Украине, Румынии, Болгарии, но очень давно. С тех пор прошло в общей сложности 20-25 лет. Потому с особым интересом ждал встречи с этими, теперь «независимыми» государствами. Впечатления превзошли почти все ожидания. Конечно, это не более чем поверхностное, а потому, быть может, и не всегда соответствующее действительности представление, составленное на основе обзорных экскурсий, проплывавших за окном пейзажей, промелькнувших на мгновение придорожных сюжетов (включая и плановые через каждые 4 часа «технические остановки» в дороге), а также в результате общения с местными коллегами-философами, гидами и т.п. Но и в таком восприятии есть свои плюсы, ибо мимолетный взгляд, первое впечатление позволяют порой лучше ухватить суть, зафиксировать главное. Итак, по порядку.

 

Белоруссия приятно удивила опрятностью быта. Относительно ухоженные дома, мелькавшие за окном, стоят, как правило, на почтительном расстоянии от вполне приличных дорог. А Минск (после Москвы, изуродованной жилыми высотками и «точечными застройками», повсеместными заборчиками и оградками, бестолковыми развязками дорог и автомобильными «ракушками» во дворах, сворами бездомных собак и т.п.) показался просто городом-мечтой. Чистый и опрятный, он спланирован явно для людей, где дома не рвутся в высь и не подпирают друг друга, нередко выходя одной стороной к парковым зонам или открытым пространствам, где вполне достаточно автостоянок для автомашин, которые поэтому не паркуются на тротуарах и газонах, а вечером город достаточно хорошо освещен и выглядит современно.

 

Зато Львов – следующий пункт нашей остановки – зрелище грустное, если не сказать больше. Некогда красивейший город СССР, превратился в заштатный «крупный населенный пункт» «на отшибе» экономической, политической и культурной жизни. В обшарпанных фасадах когда-то ухоженных домов еще угадываются следы былого достоинства и изящества, а в разбитых мостовых, брусчатках и трамвайных колеях – некогда хорошие дороги; и даже ступеньки подъема на главную смотровую площадку города, как и сама площадка, и парк вокруг – немые свидетельства того, что в городской казне теперь не только на ремонтные работы, на освещение города или садовников, но и на простых дворников денег нет. Из рассказов гида, побывавшего в Лос-Анджелесе и теперь мечтающего туда уехать, узнали, что некогда известный автобусный завод практически развалился, промышленность и деловая жизнь в упадке, и даже процветавший в свое время туризм почти совсем «заглох». А дороги, ведущие ко Львову, как и в целом на нашем пути от белорусской до румынской границы явно с советских времен не приводились в порядок и по большей части нуждаются в ремонте, как и значительная часть «видавшего виды» автопарка на этих дорогах.

 

Первое впечатление от Румынии – мало что изменилось. Те же лошади и повозки на довольно узких, но все-таки неплохих дорогах; то там, то здесь раскинувшиеся или переезжающие на новое место цыганские таборы, вызывающие из памяти «Цыгане шумною толпою по Бессарабии кочуют…». Внешне жизнь не улучшилась и не ухудшилась – как и прежде довольно аккуратные, небогатые домики придорожных селений, неплохо возделанные поля и лишь немного добавилось разнообразия автомобилей (прежде была только одна марка «местного производства»). Словом – неспешная, размеренная жизнь. А вот Бухарест – как из другого мира. Впечатляет! И не только грандиозным по размаху и отделке парламентским дворцом, великолепными зданиями центральной части в целом чистого, а ночью хорошо освещенного города, но и обилием  ухоженных парков, фонтанов, памятников, то напоминающих далекую эпоху Римской империи, то побуждающих к сравнению Бухареста с Парижем. Особого упоминания заслуживает встреча с доктором филологии, профессором Бухарестского университета Марией Диаконеску и доктором теологии этого университета Лилианой Скуреа, которые показали нам достопримечательности города, рассказали о прошлом и настоящем своей страны, о ее культуре, науке, философии. Притча, поведанная М. Диаконеску напоследок, как-то невольно заставила вспомнить и о своей стране.

«…Бог делил богатства мира между различными народами. Дошла очередь и до румын. Вот он дает им плодородные поля, красивые горы, полноводный Дунай, берег Черного моря, наконец, нефтяные месторождения… Петр, присутствовавший при этом, спросил:

–         Всевышний, не слишком ли много даешь одному народу?

–         Подожди, последовал ответ, ты увидишь, каких правителей я им дам».

 

Болгария, оставшаяся в прежней памяти благополучной, ухоженной страной, тоже удивила, но уже другим – своей заброшенностью и каким-то запустением. Проехав всю страну с севера на юг (а потом обратно), мы везде видели одну и ту же картину – некогда аккуратные и относительно добротные дома по большей части пришли в упадок. Очень много покинутых домов – с выбитыми окнами и дверьми, полуразрушенными крышами, заросшими приусадебными участками. Многие, похоже, уехали. Практически нигде не видно строительства. Трудно было представить, что за эти годы Болгария так сильно «скатится». Даже некогда величественная и интересная София не произвела впечатление. Зато творческая встреча с болгарскими философами была дружеской, теплой и весьма интересной.

Философская дискуссия в Софии

Российские философы – участники акции «Философский поход в греки» – встретились в Софии 16 августа 2005 г. со своими болгарскими коллегами: доктором философии, проф. Иваном Калчевым – Президентом Философской Ассоциации Болгарии; доктором философии, проф. Василём Продановым – директором института философии Болгарской академии наук; доктором философии, проф. Аллой Владовой и доктором философии Кристиной Буюклиэвой – сотрудницами этого института.

Прежде всего, представители философской общественности России и Болгарии высказали сожаление по поводу прекратившегося тесного взаимодействия между философами двух стран, которое было в советское время. Но полного разрыва в отношениях все-таки не произошло. Отдельные совместные исследования проводятся и в настоящее время. В частности, это происходит в такой сфере социологии как конфликтология. Обе стороны выразили пожелания восстановить активное совместное сотрудничество. Российские философы были приглашены участвовать в возобновлённой Варненской школе, следующая работа которой состоится в июне 2006 года.

Затем, участники встречи поделились успехами и трудностями в реализации своих планов. В частности, проф. В. Проданов отметил: «В Болгарии сейчас другая ситуация по сравнению с социалистическим периодом. Институт философии дважды закрывали. В 1998 г. его вновь открыли. Наш институт – самый эффективный в Академии наук. Его «продукция» (опубликованные работы, количество конференций и т.д.) составляет 25% от общего объема деятельности Академии наук Болгарии. В. Проданов выразил сожаление, что российское влияние на болгар значительно ослабло. В школах не изучают русский язык, его заменил английский. А мы – славяне – должны быть вместе». Далее В. Проданов заострил внимание на проблеме финансирования проектов, подчеркнув, что «в Болгарии есть Фонд национальных научных исследований, который поощряет международное сотрудничество. Кроме того, Европейский Союз финансирует тему «Философия толерантности», НАТО – тему «Философия и безопасность», но средств катастрофически не хватает».

Тему продолжила проф. А. Владова, которая подчеркнула: «Да, мероприятий крупного масштаба сейчас нет между нами, но открыт «тихий» фронт в нашем сотрудничестве. В частности, в октябре 2005 г. в г. Ставрополе состоится совместная конференция «Социальные конфликты в процессе глобализации». Нам, социологам, не хватает философской методологии, и мы приглашаем Вас принять участие в данной конференции. «Связь времен» не прервалась, а продолжается на спокойном, бесшумном уровне». На это последовало две реплики. В частности, проф. И. Калчев сказал: «У болгар есть поговорка «О чем бы Вам не говорили, знайте, речь идет о деньгах», на что проф. А.Н.Чумаков заметил, что «вопросы финансирования сотрудничества не являются непреодолимым препятствием, т.к. хорошие идеи при соответствующих усилиях находят и необходимые деньги».

Затем И. Калчев рассказал о состоянии философии и жизни философов в Болгарии: «В стране сейчас нет обязательного изучения философии в вузах. Кандидатский экзамен по философии упразднили. В средней школе изучается логика, философия права и философия морали. В общественном мнении распространена позиция, что философия практически не нужна. Философию в Болгарии часто отождествляют с марксизмом: «Вы философ, значит Вы – марксист». Многие философы вынуждены сменить профессию». Далее И. Калчев предложил провести дискуссию, поставив вопросы: «Что случилось с философией? Действительно ли в ней есть потребность в настоящее время? Какая философия нам нужна? Лично я придерживаюсь скептического взгляда на судьбу философии, – отметил он и пояснил свою позицию. – Развитие науки и техники отрицает философию. Если предназначение философии – любовь к мудрости, то сейчас полезность заменяет мудрость. Философия не может дать практического эффекта. Мы – философы – варимся в собственном котле. Простые люди отрицательно относятся к философии, она им не понятна. Фактически отсутствует общественный резонанс философии. Философия не стала открытой для общества»

Пессимизм И. Калчева поддержала К. Буюклиэва: «Философия слишком абстрактна, но любая наука имеет свое философское основание. Будущее философии связано с философскими основаниями отдельных наук». В. Проданов возразил своим коллегам-соотечественникам: «Без философии люди беднеют духовно, поэтому роль философии будет возрастать. О чем, в частности, свидетельствует значительный рост студентов – философов в Болгарии».

Вступившие в дискуссию российские философы практически единодушно воспротивились позиции отрицания философии. Так, д.ф.н., проф. Г.Ф. Трифонов (Чебоксары) заметил: «Если философия будет отвечать на реальные запросы жизни, то представление о конце философии отпадает само по себе. Во многом такое представление обусловлено низким качеством подготовки профессиональных философов, что наблюдается сейчас во многих странах».

Д.ф.н., проф. Э.А. Тайсина (Казань) подчеркнула: «Множество наук дают пищу для философии, но она – единственная королева наук. Философская традиция не нами заложена и не на нас она оборвется. Я верю в блестящее будущее философии, так как она устремлена к универсальному знанию об универсальной Вселенной. Философия не только знание, но и  уникальное чувственное удовольствие, наслаждение от мысли. Философ всегда счастлив. Философия, по Аристотелю, бескорыстна, ибо это мудрость ради мудрости. Философия, по Хайдеггеру, единственная возможность остаться автономным, т.е. свободным и творческим человеком. Еще Фалес говорил, что нет ничего полезней хорошей теории».

Поддержавший дискуссию д.ф.н., проф., академик АН РС(Я) Е.М. Махаров (Якутск) согласился с предыдущими выступлениями, сказав: «В целом мировая философия не находится в кризисе. Речь может идти лишь о снижении значения философии в определенные исторические периоды, да и то в отдельных странах и по некоторым направлениям. В России философствование в последние годы получило широкий размах, как на житейском, так и на теоретическом уровне. Ежегодно издаются сотни книг по философии, конечно, не все они отличаются высоким качеством. Современная общественная жизнь характеризуется утилитаризмом и прагматизмом. Технократичный стиль мышления в какой-то мере снижает востребованность философии, но это, на мой взгляд, явление временное, – заключил он».

Данную точку зрения поддержал и д.ф.н., проф. А.Н. Чумаков (Москва), по мнению которого «философия, единожды возникнув, теперь будет всегда, пока человек сохраняет способность думать. Это попросту «медицинский» факт. А разговоры о кризисе философии надуманы. Есть кризисы общественного развития и  кризисы сознания, которые в силу различных причин время от времени возникают, обостряя и вопросы о статусе, роли философии. Отсюда ее востребованность всегда исторически неоднозначна. Что касается того, какая философия нам нужна, то ответ конкретный – обществу нужна всякая философия, и не только потому, что по своей природе она плюралистична, но и в силу того, что, отражая степень свободы, самостоятельности и критичности мышления, она является важнейшим индикатором духовного развития общества».

К.ф.н., доц. А.Г. Пырин (Москва) продолжил тему, заметив: «Представление об умирании философии становится, к сожалению, тенденцией для западной цивилизации. Но полезность не может заменить мудрость. Полезность материальна и ограниченна процессом насыщения. Закон уменьшения пограничной пользы гласит: Результаты достижения пользы растут в арифметической, а затраты на их получение – в геометрической прогрессии. Мудрость духовна, а поэтому безгранична по потенциалу. Без философствования, включая и «доморощенного», человек не может существовать».

На встрече, продолжавшейся несколько часов, были затронуты и другие вопросы развития философии и творческого сотрудничества, в обсуждении которых помимо болгарских коллег приняли участие также: д.ф.н., проф. М.И. Билалов (Махачкала), к.г.-м.н. С.Г. Грешнер (Москва), д.ф.н., проф. Л.В. Денисова (Омск), к.ф.н., доц. Т.Г. Евсеева (Москва), к.г.-м.н. Е.Б. Золотых (Москва), к.ф.н. А.Д. Королев (Москва), д.ф.н. Т.В. Кузнецова (Москва), д.ф.н., проф. И.К. Лисеев (Москва), к.ф.н., доц. С.Н. Лютова (Москва), к.ф.н., доц. О.Д. Маслобоева (Санкт-Петербург), д.ф.н., проф. М.Я. Сараф (Моск. обл.), к.ф.н., доц. Т.А. Сметанина (Нижний Новгород), д.э.н., проф. С.М. Сухорукова (Москва), к.ф.н., доц. А.С. Ширяева (Москва), к.ф.н., доц. О.К. Шиманская (Нижний Новгород) и др.

Завершилась встреча совместной прогулкой-экскурсией по ночной Софии.

*     *     *

На следующее утро снова в дорогу. За окном мелькают изумительные балканские пейзажи, и вот она – долгожданная Греция. Как-то сразу бросаются в глаза не встречавшиеся до этого ни разу солнечные батареи на крышах симпатичных и аккуратных домов, ухоженные хлопковые поля и оливковые рощи, хорошие дороги... 9 дней, проведенных в Греции, оставили массу впечатлений, о которых кратко и не скажешь, а потому упомяну лишь немногое из этого ряда. Прежде всего, конечно, Афины! Чего стоит только Акрополь, поражающий воображение своим величием и буквально «парящий» над городом, а  Парфенон, театр Диониса, храм Зевса Олимпийского, храм Гефеста, греческая и римская агора, Керамик, Археологический музей, Плака, Олимпийский стадион, наконец, самый высокий холм Ликабет, с вершины которого открывается впечатляющий вид на белокаменный город[1], его окрестности и залив с виднеющимися вдали силуэтами островов! Все это надо видеть, ибо никакие кино- и фотосъемки, не говоря уже о рассказах, не могут передать ощущение «личного присутствия», какого-то странного, интуитивно воспринимаемого чувства «прикосновения» к вечности и «погружения» на огромную временную глубину, когда, стоя у подножья величественных колонн или у древнего театра чуть ли не физически испытываешь колоссальное «давление сверху» двух с половиной тысячелетий. Именно там приходит  ощущение той особой среды и уникальной атмосферы, которые пробудили у древних греков любовь к мудрости и стали благодатной почвой для расцвета античной философии, литературы, скульптуры, архитектуры…

 

Но запало не только это. Представьте себе погожий день и множество народа со всего света, группами и в одиночку идущего на Акрополь. Повсюду вещающие на разных языках гиды и плотно окружающие их туристы. Во всем чувствуется какая то приподнятость и живой интерес к далекой истории. Здесь же у подножия Акрополя, где начинаются экскурсии, на видном месте, один из указателей со стрелкой, показывающей на зеленую рощу метрах в 150,  гласит – «Тюрьма Сократа». В первую очередь спешим туда. И каково было удивление, когда у замурованной решетками пещеры (и даже в округе) не обнаруживаем никого. Потом я снова несколько раз возвращался туда и всегда оказывался один (!) у подножия скалы, где наидостойнейший из философов (быть может, больше других «повинный» в том, что теперь Афины одолевают толпы туристов) «держал» самый главный и самый суровый «экзамен по философии»… Нужен ли лучший повод, чтобы задуматься о прошлом, настоящем, да и о будущем отношении общества к философии и философам?!

Встреча с Ф.Х. Кессиди в Афинах

18 августа в Афинах состоялась беседа с известным российским и греческим философом Феохарием Харлампиевичем Кессиди, проживающим в последние годы в Греции. Ф.Х. Кессиди вместе с супругой Ольгой Николаевной очень тепло приветствовали российскую делегацию. Во время встречи был затронут широкий круг вопросов, касающихся российской, греческой и мировой философии, современной ситуации в России и Греции. Ниже приводится краткая запись суждений Феохария Харлампиевича по поводу некоторых вопросов, затронутых в ходе беседы.

======

Каково состояние философии в мире, Греции и России?

— Рубеж между ХХ и XXI веками определяется не философией, а торговлей. Требования к профессиональной философии на Западе снизились. Процедура защиты диссертации в некоторых странах упрощена до предела: лишь рассылаются авторефераты нескольким коллегам-философам, от которых получают отзывы. Философией в Греции во многом занимаются филологи. Владея древнегреческим языком, филологи «цепляются» за слова, а саму философию плохо знают. Престиж философии не очень высок, хотя переводится много иностранной литературы по античной философии. Современные греки в настоящее время занимаются древностью не в должной мере. Даже туристический бум мало касается исторических мест, связанных с древнегреческими философами и их деятельностью. Так, например,  тюрьма, где сидел Сократ,  почти не посещается туристами. Однако в Восточных странах интерес к древнегреческой философии возрастает. В Японии изучают Платона, Аристотеля и других. В Китае переведена «Илиада» Гомера, за что автор перевода получил премию от Греческого правительства.

Российская философская школа, по моему мнению, по степени профессиональной подготовленности и организованности – одна из лучших в мире. К сожалению, видные российские авторы на Западе (в том числе в Греции)  мало известны. В сфере же изучения древнегреческой философии Россия оказалась провинцией по причине длительной изолированности от мировой философии. На Западе издана 6-и томная «История греческой философии (от Фалеса до Аристотеля)» W.Guthrie. В нашей стране таких фундаментальных работ пока нет. «Хромает» и качество трудов по древнегреческой философии. Так, А.Ф. Лосев считает Платона материалистом и утверждает, что греки не имели представления о свободе. Между тем греки впервые установили демократию, которая явилась внешним выражением их внутренней свободы. Для греков свобода была тем, что отличало их от «варваров». Кстати, к А.Ф. Лосеву в целом неоднозначное отношение среди философов мира. Одни считают его гением, другие – графоманом (см., например, статью «Лосев и тоталитаризм» в журнале «Вопросы философии», насколько помню, № 5 за 2001 г.). Он создал 8 объемных томов по античной эстетике, но они написаны с позиции, совмещающей марксизм и православие. На Западе есть труды по данной теме более интересные и значительно менее объемные.

Ф.Х. Кессиди благожелательно высказался о «Вестнике РФО», который он получает регулярно. «...В нем часто появляются интересные статьи, они лаконичны, остры и оперативны в подаче информации».

Как преподается философия в Греции?

— Хотя философия преподается в гимназиях и лицеях, но, как правило, копируется ее западная интерпретация. При этом господствует описательность. Изучение философии является обязательным только для гуманитарных факультетов. Преподаватель сам составляет программу лекций. Даже был случай, когда один профессор целый год читал лекции лишь по Сократу.

А как обстоят дела с образованием и социальными программами?

— Что же касается образования вообще, то в целом в Греции оно бесплатное, также как учебники, которые получают ученики и студенты. Вместо стипендии студенты имеют право на бесплатное проживание в общежитии (для иногородних) и питание. Правда, для того, чтобы поступить в высшее учебное заведение, требуется дополнительное платное обучение на специальных курсах.

Здравоохранение по большей части тоже бесплатно. Скидка на лекарства от 75 до 90 %. Больниц в Афинах не хватает. Палаты чистые, но отношение персонала обычно казенное.

Вообще говоря, капитализм в Греции в известной степени социально ориентирован. Социалистическая партия, созданная Андреасом Папандреу, была у власти свыше 10 лет, но некоторые ее чиновники и партийные  функционеры проворовались, поэтому к власти более года назад пришла «Новая демократия» (партия правого толка). Однако, как и следовало ожидать, ее широковещательные обещания почти не выполняются. Более того, с 1-го сентября повысились цены на электроэнергию и воду, не говоря о бензине. Эта партия еще не проворовалась и коррупции стало меньше.

Каково отношение греков к России?

— Когда рухнул Советский Союз, интерес греков к России, который ранее был необычайно высок, угас. Перестройка перевернула отношение к России, о которой греческая молодежь в данное время почти ничего не знает, не говоря о бывших республиках СССР. (Одна знакомая девочка на вопрос о том, какая страна больше по территории – Греция или Россия, ответила: «Греция».) Русский язык изучается на филологическом факультете Афинского университета (в одной группе).

Авторитет Горбачева среди значительной части греков (исключая коммунистов) все еще высок. Отношение же к В.В. Путину в целом доброжелательное. Встречал греков, которые сожалели, что Путину дважды не удалось попасть на Святую Гору (Афон).

Греческие коммунисты пользуются значительным влиянием в стране. Отчасти это обусловлено склонностью многих греков к левым взглядам. В советское время, получая от ЦК КПСС около 1 млн. долларов в год, они вкладывали деньги в акции. Поэтому коммунисты выпускают свои газеты большей частью без рекламы.

Велико значение православия (95 % населения – православные). Когда решался вопрос об отделении церкви от государства, то было собрано свыше 2 млн. голосов протеста. Церковь порой не совсем одобрительно относится к установке  памятников выдающимся  деятелям Древней  Эллады («язычникам»). В стране много православных праздников, когда люди не работают. Национальных праздников всего два.

В Греции русскоязычная диаспора достаточно велика. Только в Афинах выходит на русском языке более 5 газет (их количество постоянно меняется). Эти газеты живут преимущественно за счет рекламы. Газеты выходят и на других языках – французском, албанском, болгарском и других. Народ обеспокоен наплывом албанцев в страну.

Заканчивая встречу, Ф.Х. Кессиди признался: «В России я был греком, а в Греции являюсь русским»[2].

======

Затем были посещение мыса Сунион и храма Посейдона, поездка в легендарные Дельфы и незабываемые Метеоры, что только усилило первые впечатления, возникшие в Афинах. В Дельфах, со святилища Аполлона, расположенного на склоне горы Парнас, открывается великолепный вид на горы, залив и самую большую в Греции оливковую долину. Там каждый камень (нередко с древними надписями) – сама история, а шепот и даже учащенное дыхание, произносимые на сцене величественного театра, отчетливо слышны не только на верхних рядах, но и на площадке, расположенной метров на 50 выше последних рядов. Незабываемым стал и символический забег мужской и женской команд Российского философского общества там же у подножия Парнаса, на прекрасно сохранившемся стадионе, где в античности проходили Дельфийские игры.

О Метеорах – средневековых монастырях на неприступных скалах – пожалуй, лучше других говорит тот факт, что, увидев это удивительное зрелище, проф. М.Я. Сараф, в порыве вдохновения пожертвовал редкой возможностью вместе с группой совершить экскурсию в один из монастырей и, «вооружившись» привезенным с собою мольбертом, потратил выкроенный таким образом час на творчество. Да так увлекся, что даже не заметил подъехавший к нему автобус, где вся группа какое-то время с пониманием ждала окончания работы, с интересом наблюдая, как подошедшая к нему гид все не решалась потревожить «ушедшего с головой» в работу художника.

Следующая остановка на целых 4 дня в отеле на берегу моря в Параллели – курортном местечке под Салониками, в 30 км от Олимпа. Признаться, справедливости ради, я полагал, планируя поездку, что побывать в Греции и не взойти на Олимп, просто исключено (в информации о поездке, предварительно публиковавшейся в Вестнике РФО, так и говорилось «знакомство с Олимпом»). В действительности все оказалось иначе. Олимп – это горный массив с семью вершинами высотой до 2917 м над уровнем моря, подняться на которые можно только, имея специальное снаряжение. Так что, как и все туристы, мы довольствовались величественным видом Олимпа издалека, который из Параллели смотрелся как на ладони. И все-таки, нашелся неугомонный – А. Королев, взявший напрокат спортивный велосипед, доехал не только до Олимпа, но и поднялся (где «на колесах», а где пешком) на 1000 м., пока была дорога, потратив на это почти весь день, за что и получил потом от всей группы «титул» – Королев-олимпийский.

В Салоники выезжали специально на 1 день с экскурсией. Этот древний город, всегда бывший и теперь остающийся «морскими воротами» Балкан (быть может, в сравнении с Афинами?), особого впечатления не произвел. Отдельные башни и останки городских стен, сохранившиеся с IV в. до н.э., раннехристианские церкви и величественный памятник Александру Македонскому, конечно, придают городу соответствующий колорит, но все-таки, остается ощущение того, что ты находишься в современном портовом и промышленном городе. А напоследок анекдот от гида, который мы услышали в ответ на просьбу рассказать что-нибудь характерное для греков.

– Петр решил покрасить врата Рая. Эту работу вызвался сделать албанец за 500 евро. «Дорого», – сказал Петр и обратился к немцу. Тот запросил 1000 евро. Тогда, присутствовавший при сем грек сказал, что ворота покрасит он, а на вопрос Петра «за какую сумму», предложил ему отойти в сторонку, где и поведал – за 5500 евро. «Почему так много?», – удивился Петр и услышал в ответ: «2000 – тебе, 2000 – мне, 1000 немцу, чтобы молчал и при необходимости успокоил общественное мнение в европейском сообществе, а 500 албанцу, чтобы он покрасил ворота».

*     *     *

Обратный путь лежал через Болгарию, Румынию, частично Молдавию и Украину. От Киева, где была 4-х часовая обзорная экскурсия, и от встречи с коллегами-философами остались самые хорошие воспоминания. Город значительно преобразился и похорошел за последние годы. Восстановлены и отреставрированы многие исторические памятники культуры, созданы новые, включая хорошо узнаваемых персонажей литературы и кино. Особая атмосфера царила на Крещатике, превратившемся вечером в пешеходную зону и сплошную творческую площадку, куда нас привели киевские коллеги, после увлекательной экскурсии по вечернему городу.

 

Философская встреча в Киеве

27 августа 2005 г. российские философы, участники акции «Философский поход в греки» по возвращении домой остановились в Киеве, где познакомились с достопримечательностями города и встретились с представителями философской общественности Украины: заместителем декана философского факультета Киевского Национального университета имени Тараса Шевченко, д.ф.н., проф. Бугровым В.А.; заведующим отделом истории зарубежной философии Института философии имени Г.С. Сковороды Национальной академии наук Украины, д.ф.н., проф. Ляхом В.В., а также с известным издателем и политтехнологом Удовиком С.Л.

В состоявшейся беседе был затронут широкий круг вопросов теоретического содержания и творческого сотрудничества российских и украинских философов. Были намечены конкретные шаги практического взаимодействия Российского философского общества и философов Украины.

Владимир Анатольевич Бугров кратко рассказал об истории и организационной структуре Киевского Национального университета имени Т.Г. Шевченко, который основан в 1843 г. В университете более 10 факультетов, 5 тыс. преподавателей и 25 тыс. студентов, из которых около 40 % обучаются на платной основе. Факультеты обладают большой автономией, кроме финансовой, и сами составляют программы обучения. Государственный стандарт на объем преподавания философии составляет от 36 до 108 аудиторных часов; в технических вузах – 36 часов. Вводимый бакалавриат не предусматривает изучение философии, поэтому планируется преподавать ее в школах. Кандидатский экзамен по философии сохраняется, но его пытаются устранить. В Украине пока нет ЕГЭ, но с 2006 г. он начнет внедряться. Велико сопротивление программам Болонского процесса, однако, они все же начинают реализовываться. По мнению украинских коллег, Болонский процесс выгоден Европейскому Союзу, т.к. затраты на создание одного рабочего места равносильны обучению 12 студентов, например, во Франции или Германии. Кроме того, импортирование готовых специалистов из Восточной Европы, в том числе из Украины, также оказывается выгодным делом.

Ежегодно университет проводит 10-15 конференций, в том числе с участием зарубежных философов. Функционируют «Кантовское», «Феноменологическое», «Синергетическое» и др. общества. Недавно была проведена конференция памяти В.Ф. Асмуса, организуются студенческо-аспирантские конференции, в которых участвуют и россияне, в т.ч. из Москвы и Санкт-Петербурга. В университете проводятся исследования по исламу, причем с философских, а не религиозных позиций, и даже только за последний год защищены две диссертации по ваххабизму.

Виталий Васильевич Лях дал краткую информацию об институте философии. В его семи отделах и Отделении религиоведения работает свыше 90 научных сотрудников. Среди них – один академик и один член-корреспондент НАН Украины, 26 докторов наук и 59 кандидатов наук, а также 3 действительных члена Нью-Йоркской Академии Наук, 4 заслуженных деятеля науки и техники Украины.

На базе института работают специализированные ученые советы из всех основных философских специальностей, утвержденных ВАКом Украины. Ведущие научные сотрудники Института сочетают свои академические исследования с преподавательской и общественно-политической деятельностью, выступают на радио, телевидении, публикуются в общественно-политических и культурно-просветительских журналах и газетах. При институте издаются научно-теоретические журналы «Философская мысль», «Практическая философия», «Философские горизонты», «Религиозная панорама», ежегодник «Религиозная свобода», сборник научных работ «Мультиверсум. Философский альманах», ежегодник «Philosophia Prima: метафизические проблемы», «Философско-антропологические чтения» и другие. Институт организует симпозиумы, научные конференции, «круглые столы», методологические семинары, содействует вхождению украинской философской мысли в европейское и мировое философское сообщество. Этой цели служат такие формы международных связей, как стажировка в европейский странах, выезд за границу для чтения лекций, участие в международных симпозиумах и т.д.

Что касается отдела истории зарубежной философии, то часть сотрудников занимается переводами мировой философской литературы на украинский язык. Различные фонды (в частности, Международный фонд «Возрождение», Дж. Сороса) первоначально хорошо спонсировали переводы, затем расценкизначительно снизились, что привело к сокращению переводческой литературы. Из наиболее крупных работ можно выделить такие переводы: Габермас Юрген. Філософський дискурс Модерну. – К., 2000; Після філософії: кінець чи трансформація? – К., 2000; Сартр Ж.-П. Буття і Ніщо. – К., 2001; Мерло-Понті Морис. Феноменологія сприйняття. – К., 2001; Арон Реймон. Вступ ло філософії історії. – К., 2005. Институт философии, как государственное учреждение, издает литературу только на украинском языке, в том числе и журнал «Філософська думка», который выходит ежеквартально, тиражом 500-600 экз. (в советское время он был и на русском языке; теперь же, из-за ограниченного финансирования, только на украинском, хотя имеет право издаваться на трех языках). Сотрудники отдела активно выезжают в творческие командировки в Польшу, Германию, Америку и т.д.

Организатор и руководитель Украинского философского фонда С.В. Пролеев проводит раз в два года философские школы; одна из них была посвящена теме «Вызов глобализации». Им же была основана «Современная гуманитарная библиотека», в рамках которой осуществляются переводы работ известных западных философов – О. Гьофе, В. Вельша, Ч. Тейлора, Э. Гидденса и др.

Сергей Леонидович Удовик охарактеризовал социально-политическую обстановку в Украине. «Оранжевая революция» возникла стихийно. Она порождена кучмизмом, сказал он и добавил, Кучма – это ваш Ельцин: два сапога – пара. На вопрос о спланированности «оранжевой революции» С.Л. Удовик заметил, что организовать 500 тыс. человек невозможно. Мелкие и средние предприниматели добровольно и, как правило, бесплатно обеспечивали всем необходимым людей на Майдане. Высока была внутренняя организация людей.

В настоящее время происходит определенное отрезвление от пафоса революции. В народе замечают: кучмизм заменяется кумизмом (от слова «кума»). Происходит смена собственников. На место кучмистов приходят родственники лидеров революции. Рейтинг В. Ющенко за полгода упал с 49 % до 33 %. И это происходит в условиях, когда Россия собирается ввести мировые цены на нефть и газ для Украины. Если такое повышение цен произойдет, то химическая промышленность просто рухнет, а металлургическая - очень сильно пострадает, по причине устаревшего оборудования. А металлургия и химпром дают 55 % всего объема производства Украины.

В свою очередь украинские философы проявили большой интерес к состоянию философии и ее преподаванию в современной России. Проблему с разных сторон обстоятельно осветили: М.И. Билалов, Е.М. Махаров, М.Я. Сараф, А.А. Кравченко, А.Г. Пырин, Э.А. Тайсина и др. Итоги встречи подвел А.Н. Чумаков, отметивший крепнущее сотрудничество РФО с философами Украины, о чем свидетельствует, по его мнению, неизменный рост первичных организаций в Симферополе, Севастополе, Черновцах, Запорожье, индивидуальных членов в Киеве, Одессе и других городах Украины, а также активное участие украинских философов в IV Российском философском конгрессе. «Вестник РФО» в нескольких номерах уже давал информацию под рубрикой «Философия в Украине» и дальше продолжит эту практику, отметил Первый вице-президент РФО и предложил шире обмениваться информацией о проведения конференций с тем, чтобы как можно большее число философов наших стран могли творчески общаться, минуя лишние формальности. Украинские коллеги были приглашены также участвовать в готовящемся к изданию в 2006 г. международного междисциплинарного энциклопедического словаря «Глобалистика», куда уже прислали свои статьи более 600 авторов из 57 стран мира.

 

Впечатлениями о поездке поделился А.Н.Чумаков

 

Выступления на встречах в Софии, Афинах и Киеве даны в изложении А.Г. Пырина, который вел соответствующие записи

*     *     *

АВТОБУС КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Совершив круг по православному миру, мы вернулись в Москву.

Путешествие наше было задумано как поездка в Грецию. Но автобус, выбранный нами как средство передвижения, создал свой образ нашего пребывания на Земле в эти две с небольшим недели. Это было путешествие сквозь пласты времени.

Мы начинали свой путь в современной России, в осколке (правда, самом большом) некогда единого советского пространства, проехали Белоруссию и Украину – более мелкие осколки. И невозможно было не думать о единстве этих стран, о той истории, которая их объединяла и о том переломе, который разъединил. Далее путь лежал через Румынию, и конечно вспоминалось о расколе мира на две системы и о том, что наши страны были по одну сторону баррикад. Со следующей страной Болгарией связывались мысли не только о едином социалистическом пространстве, но уже о более дальнем времени – балканской войне с турками и участием России в освобождении Болгарии от турецкого рабства.

Приехав в Грецию, мы вообще оказались в сложном временном пространстве. Вспоминается образ созданный фантастом Иваном Ефремовым в романе «Таис Афинская». Таис, возлюбленная Александра Македонского, ходит по развалинам микенского города и думает о том, какая древность отделяет ее и всю современную ей жизнь от тех людей, которые строили эти храмы, дома и дороги, которые жили, любили, рожали детей и умирали здесь за 2000 лет до нее. Но ведь и она, описанная в современной книге, жила за 2000 лет до нас! И вот, когда я ходила по афинскому Акрополю, меня преследовала та же мысль. Наша современная цивилизация ничто без этого древнего фундамента, без этого давно прошедшего времени, без этих людей сотворивших изумительную красоту и гармонию. А надо всем этим живет современный город, люди ходят на работу, сидят в тавернах, строят новые дома, создают новые высокотехнологичные вещи, растят детей, ездят на метро, и наверно, не задумываются о связи времен.

Далее путь наш лежал в Дельфы, расположенные на склоне горы Парнас, которая обязательно связывается у нас поэтическим творчеством. Мы посмотрели развалины храмов и домов, увидели стену, игравшую роль газеты, и сплошь исписанную всякого рода историями и сообщениями, послушали, как звучит голос в античном театре, пробежались по древнему стадиону. Но надо всем этим нависали неприступные скалы Парнаса, мощь которого не передашь фотографией, так как ни с одной точки в Дельфах он целиком не вмещается в объектив и ускользает от тебя как неизъяснимая несказанная красота, которую может вместить сердце, и наполнить тебя блаженством.

Потом были Метеоры. Это уже подвиг средневекового христианского духа. Для нас это времена татаро-монгольского ига, мы поднимаемся во времени более чем на тысячу лет. А греческие монахи создали монастыри просто в воздухе. Отвесные скалы, к которым не подобраться, настолько круты их склоны, вполне могли бы быть просто чудом света, памятником природы, они поражают своей красотой и величественностью. Но еще более поражаешься, когда видишь на вершинах неприступных скал дома и храмы, к которым в средние века можно было подняться, только имея прекрасную альпинистскую подготовку. В одном из них до сих пор висит на кронштейне сетка, в которой поднимали людей и все что нужно для жизни на вершину отвесной скалы. Сейчас туда прорублены лестницы, и мы современные люди, хоть запыхавшись, но поднялись, осилив 160 ступеней.

Потом были Салоники (или как правильно Фесалоники) – город в греческой части Македонии, основанный братом Александра Македонского. В этом городе меньше сохранилось древностей и они более эфемерны. Например, городская стена проходила от крепости на горе до круглой башни на берегу моря. Есть крепостная стена на горе и башня у моря, все остальное дополнит вам ваше воображение – попробуйте увидеть городскую стену сквозь современные дома и улицы. В Салониках часто случались землетрясения и разрушали построенное, но люди упорно строили и строили, поэтому это город единого стиля и древние времена видны как сквозь толщу воды, которая струится, изменяя и стирая облик древней жизни. С этим городом связана более новая история Греции – освобождение от турецкого рабства, и в то же время – новая история Турции, связанная с приходом к власти Ататюрка. Салоники более современен и динамичен, чем Афины, может потому, что здесь меньше напластований времени, забвение освобождает и облегчает душу.

Три дня мы прожили у берега моря, того же самого, на берегу которого стоял Александр Македонский, видели вечером на другой стороне залива огни Салоников, а с другой стороны высились горы Олимп, который оказывается не просто гора, а целая гряда. Днем и вечером в темном море купались в прозрачной воде. А последнее утро встретили, купаясь в ласковом море, и увидели восход божественного светила.

Обратный путь был возвращением в настоящее время – через Болгарию и Румынию к российской границе. Из-за угрозы наводнений мы изменили маршрут на более южный, и даже некоторое время были на территории Молдавии, затем Украина – Киев, и – домой в Москву.

Обозревая весь наш путь, вдруг открываешь, что мы охватили весь или почти весь (кроме Югославии) православный мир, увидели его глобальность, влияние на историю всего человечества, прочувствовали связь времен и народов, духовное единство всех проживающих на этой территории религиозных и нерелигиозных людей.

 

Золотых Е.Б., к.г.-м.н., член РФО (Москва)

*     *     *

ИЗ КИТАЯ В ГРЕЦИЮ И ОБРАТНО ЧЕРЕЗ РОССИЮ

Из-за отказа в транзитной визе в Болгарском посольстве я, к большому сожалению, потеряла возможность увидеть Беларусь, Украину, Болгарию и Румынию. И все-таки, преодолев массу проблем и препятствий, которые потребовали героических усилий, я перелетела из Москвы в Афины и уже там встретилась с русскими философами, которые приехали туда на автобусе. Поездка была очень интересной. Греция – это мечта каждого, кто интересуется античной культурой, скульптурой, философией и естественными науками. А для меня она имела и еще одно, особое значение. Ведь я приехала из страны, которая имеет пяти тысячелетнюю историю и культуру. Китай и Греция известны всему миру древнейшими цивилизациями: одна европейской, другая восточной. Обе страны внесли огромный вклад в мировую культуру. Но, скажу честно, современная Греция – колыбель европейской культуры – ныне ничем не примечательна, кроме своих исторических развалин.

И правда, Акрополь, Агора, Аттика, мыс Сунион, Парнас в Дельфах, Метеоры и другие достопримечательности не могут не поражать воображение. Каждый из этих памятников произвел на меня неизгладимое впечатление. Особенно, когда я поднялась на Акрополь, то была просто поражена – как же древние греки на высоте 70-80 м. построили этот город, с почти плоской площадкой наверху и крутыми склонами со всех сторон, кроме западной. Этот стройный ансамбль сразу напомнил мне о нашей Великой китайской стене. Оба эти памятника истории по праву считаются шедеврами мирового зодчества.

Ещё одно очень важное для моей поездки обстоятельство – это спортивное событие, к которому мы в Китае теперь готовимся. Последние Олимпийские игры 2004 г. состоялись в Афинах, а следующие будут проходить в 2008 г. в Пекине. Афины  и Пекин – это не случайное сочетание городов. Греция является страной, которая более 2700 лет назад стала родиной Олимпиады, а в Афинах в 1896 г. состоялись первые современные Олимпийские игры. Поэтому погулять по улицам Афин, посмотреть Олимпийский стадион, пообщаться с гостеприимными греками, ощутить атмосферу города – все это много значит для горожанина, в городе которого будут проводиться следующие Олимпийские игры. Поэтому моя поездка оказалась еще и символичной. Теперь я могу с большей уверенностью сказать, что в Пекине Олимпийские игры пройдут обязательно с большим успехом. Он будет готов встретить друзей со всех концов планеты своим новым лицом. Друзья, приезжайте к нам на Олимпийские игры 2008 г. Наш Конфуций сказал: «Как радостно, когда друзья приезжают издалека». Я вас, коллег нашего философского общества, всегда рада встретить у себя в Пекине.

Пользуясь случаем, хочу выразить глубокую благодарность организаторам «философского автобуса» за их помощь и внимание, без чего не было бы моей поездки. Ещё хочу сказать всем философам-спутникам: огромное вам спасибо за любовь и дружбу.

 

Чжао Янь, докторантка, Народный университет Китая (Пекин, Китай)

*     *     *

ПОГРУЖАЯСЬ В АНТИЧНОСТЬ

Для философа, как ни для кого другого, путешествие в Грецию не может быть обычным туром. Для нас это не просто путешествие в пространстве, но, прежде всего, путешествие во времени. Еще большую значимость этому событию придала форма тура: «философский автобус». Есть большая разница: путешествовать в компании коллег по профессии и духовным интересам или со случайными спутниками по туру. Мы приближались к Греции, преодолевая пространство и время: Минск, Львов, Бухарест, София. Перелет на самолете не дал бы такого эффекта погружения во времени. Знаменательно, что мы стартовали в Афины непосредственно из Софии, города, имя которого происходит от античного названия «Божественной премудрости». Встреча с болгарскими философами, очень заинтересованный разговор о судьбах философии в современном мире, о состоянии философского образования и просвещения в наших странах, обсуждение совместных творческих планов – все это еще более усилило эффект постепенного погружения в античность как долгожданную встречу.

Преподаватель философии, из года в год, раскрывая студентам универсальность античности, проникается ее совершенством, внутренней логикой досократики и высокой классики, которая воспроизводится на качественно новом уровне трижды в последующей истории философии. Русский космизм воспроизводит космоцентричность античности в современном контексте решения глобальных проблем. По мере того, как мы погружаемся в античность, она прорастает в нас, помогая сегодня осваивать космическую функцию человека. Итак, преподаватель философии каждый год интеллектуально проживает в античности. Тем более трепетна встреча с местами, где под толщью столетий хранятся следы лучезарного философского детства. Прохаживаясь по рядам театра Диониса с Южной стороны Акрополя, где ставилась комедия Аристофана «Облака», размышляешь о том, как не просты бывают отношения философии и искусства. Трепетными были поиски на территории Древнего рынка Афин с Западной стороны Акрополя Колоннады Зевса или Королевской Колоннады, которую, как известно, часто посещал Сократ, где он проводил время со своими учениками. Еще труднее оказалось найти на территории Керамикос Дипилон, т.е. Двойную входную башню, куда сходились три важнейшие улицы древних Афин, одна из которых – улица Академиас, которая с конца пятого века до нашей эры была центром философии и где имел свою знаменитую школу Платон. В Солониках было смешно и печально, когда местные жители на вопрос о памятнике Аристотелю указывали на какого-нибудь турецкого пашу.

После посещения Афин как кульминации нашей поездки настала пора легкомысленного отдыха и наслаждения Эгейским морем. Однако некоторые участники жаждали погрузиться в античность вплоть до мифологии, покорив жилище античных богов – Олимп, и одному из нас это удалось. Продолжались философские дискуссии и скрещивали шпаги, защищавшиеся по специальности 001 и 013. Знаменательно, что в составе философского автобуса были биолог, психолог, геолог, не один год являющиеся членами РФО. Это отражает интегративные тенденции в культуре и возрастающую методологическую значимость философии.

В путешествии были и забавные, и экстремальные ситуации: например, когда мужчины дружной командой переставляли машины на узкой улочке ночных Афин, чтобы можно было проехать слегка заблудившемуся автобусу.

Мы пересекли 10 границ, насладились Грецией и Античностью, общением с коллегами и морем. В поездке велась любительская кинохроника, которая, надеемся, отразит ожидания и итоговые впечатления участников. Профессиональному сообществу важно иметь такой опыт внутреннего единения, который не заменят конференции и даже конгресс.

 

Маслобоева О.Д., к.ф.н., доц. каф. философии С.-Петербургского университета экономики и финансов (Санкт-Петербург)